воспоминания биржевых трейдеров и бизнесменов

разная художественная литература для трейдеров и деловых людей

Новости




Сущность инвестиционной философии Уоррена Баффета

Рациональное распределение капитала представляет собой главный движущий фактор инвестиционной стратегии Уоррена Баффета. Решение о распределении прибыли компании – самое важное из всех решений, которые приходится принимать менеджеру. Рационализм (другими словами, принятие решений на основании рационального мышления) – это качество, больше всего восхищающее Баффета. Несмотря на все превратности финансового рынка, он все же подчиняется законам здравого смысла. Успех Баффета обусловлен тем, что он, руководствуясь этими законами, умеет отыскать правильный путь и никогда не отклоняется от него.

На протяжении своей инвестиционной деятельности Баффет также совершал ошибки, и вполне возможно, что он не избежит некоторых ошибок и в будущем. Однако успех в сфере инвестиций – это не синоним непогрешимости. Этот успех означает только то, что количество правильных шагов, предпринятых инвестором, значительно превышает количество допущенных им ошибок. В этом смысле путь Уоррена Баффета не выходит за рамки этого принципа. Успех инвестора, идущего по этому пути, в значительной степени зависит от сведения к минимуму тех многочисленных и сложных действий, которые могут привести к ошибочным решениям (имеется в виду прогнозирование конъюнктуры рынка, состояния экономики и колебания курсов акций). В такой же мере этот успех зависит и от правильного выполнения не столь многочисленных и очень простых действий (связанных, например, с оценкой стоимости компании).

Когда Баффет покупает акции той или иной компании, он фокусирует внимание на двух простых критериях: цена компании и ее стоимость. Цену компании можно узнать по биржевой котировке ее акций. Определение стоимости компании требует некоторых вычислений, и все же это вполне достижимо для тех инвесторов, готовых выполнить определенную подготовительную работу.

«Инвестиционная деятельность не так сложна, как кажется. Вы должны знать бухгалтерию – язык бизнеса. Вам следует прочитать книгу «Разумный инвестор». Необходимо также иметь определенный склад ума и характер. Вы должны быть заинтересованы в самом процессе инвестиций и действовать в рамках своего круга компетентности. Читайте Бена Грэхема и Фила Фишера, читайте годовые отчеты и отчеты профессиональных ассоциаций, но не используйте для их анализа уравнения с греческими символами.» Уоррен Баффет, 1993 г.

Вы больше не беспокоитесь о состоянии фондового рынка и экономики. Вы не стремитесь прогнозировать курсы акций, следовательно, теперь вы можете уделять достаточно времени тому, чтобы как можно лучше понять бизнес компаний, акциями которых вы владеете. Вы можете более внимательно изучать годовые отчеты, читать статьи о компании и об отрасли, которую она представляет, и это позволит вам как одному из владельцев компании повысить свою осведомленность о ее бизнесе. В действительности, чем больше вы стремитесь изучить компанию, акциями которой вы владеете, тем слабее ваша зависимость от людей, зарабатывающих на жизнь, давая другим советы относительно того, какие иррациональные действия им следует предпринять.

 

В итоге лучшие идеи по поводу вложения капитала появятся у вас в результате выполнения определенной подготовительной работы. Однако вы не должны бояться этого. Путь Уоррена Баффета не выходит за рамки возможностей восприятия других серьезных инвесторов. Вам нет необходимости получать диплом магистра по определению стоимости компаний, чтобы успешно выполнять эту работу. И все же, если у вас возникают проблемы с самостоятельной оценкой компании по критериям, о которых шла речь в этой книге, ничто не мешает вам посоветоваться с вашим консультантом по финансовым вопросам. На самом деле, чем больше вы будете размышлять над ценой и стоимостью компании, тем лучше будете понимать и больше ценить методику Уоррена Баффета.

 

На своем жизненном пути Уоррен Баффет перепробовал много разных вариантов инвестиционной деятельности. В молодости он даже занимался составлением таблиц биржевых котировок. Уоррен Баффет был учеником самого блестящего финансиста двадцатого столетия, Бенджамина Грэхема. Вместе со своим партнером, Чарли Мангером, он имел долю во многих компаниях и принимал участие в управлении их деятельностью. На протяжении прошедших пятидесяти лет Баффет пережил на собственном опыте и двузначные процентные ставки, и гиперинфляцию, и крах фондового рынка. Однако во всем этом хаосе Баффет нашел свою нишу – ту позицию, в которой все, что происходит, имеет свой смысл, и где инвестиционная стратегия уживается с личностью человека.

«Наша позиция по отношению к инвестициям, – говорит Баффет, – соответствует нашим индивидуальным стремлениям, и это именно та жизнь, которая нам нравится».

Уоррен Бафет гармонично использовал свои личные качества в профессиональной деятельности. Он всегда радуется жизни и готов оказать моральную поддержку тем, кто находится рядом с ним. Он искренне радуется каждому рабочему дню.

«У меня в жизни есть все, чего я хочу, – говорит он. – Я получаю удовольствие от своей работы, для меня это означает ни что иное, как возможность общаться с людьми, к которым я испытываю симпатию».

«Нигде в мире нет более интересной работы, – говорит Баффет, – чем управление Berkshire, и я считаю большой удачей иметь возможность заниматься тем, чем я занимаюсь».

 

 

Управление капиталом по методу Уоррена Баффета

Я начал свою карьеру инвестиционного брокера, обучаясь на курсах подготовки в компании Legg Mason летом 1984 г. Был обычный жаркий и влажный день в Балтиморе. Четырнадцать новоиспеченных инвестиционных брокеров, в том числе и я, вошли в конференц-зал с открытыми окнами, чтобы начать обучение. Заняв свои места, мы все получили по экземпляру книги «Разумный инвестор» Бенджамина Грэхема (книги, о которой я никогда прежде не слышал). Каждому из нас раздали по копии годового отчета за 1983 г. неизвестной мне тогда Berkshire Hathaway, написанного Уорреном Баффетом (человеком, о котором я также слышал впервые).

 

Первый день занятий был посвящен знакомству и приветствиям со стороны высших менеджеров компании, среди которых были и самые успешные брокеры. Сменяя друг друга, они с гордостью рассказывали нам, что инвестиционная философия Legg Mason при оценке объектов для капиталовложений на сто процентов основана на использовании принципа «цена/стоимость».

Каждый из них с трепетом держал в руках книгу «Разумный инвестор», и все по очереди цитировали различные места из этого «священного» текста. Менеджеры призывали нас: «Покупайте акции с низким коэффициентом «цена акции/прибыль на акцию» (EPS), с низким коэффициентом «цена акции/балансовая стоимость акции» (P/B) и высокими дивидендами. Не обращайте внимания на ежедневные колебания фондового рынка, – говорили они, – эта «сладкоголосая песня» почти наверняка собьет вас с верного пути. Старайтесь не поддаваться стадному инстинкту. Покупайте акции, цена которых упала и которые стали непопулярными, с тем, чтобы впоследствии, когда спрос на них снова повысится, можно было продать их по более высокой цене».

Идея, которую менеджеры Legg Mason пытались донести до нас на протяжении первого дня занятий, имела логическое обоснование. Всю вторую половину дня мы анализировали отчеты об исследованиях, проведенных компанией Value Line, учились различать акции, курс которых упал и которые производили впечатление дешевых, и акциями, курс которых повысился, из-за чего они выглядели как дорогие.

К концу первого учебного дня мы все были уверены в том, что мы овладели Священным Граалем инвестирования. Когда мы складывали свои учебные материалы, преподаватель напомнил нам, чтобы мы взяли годовой отчет Berkshire Hathaway с собой и прочитали его до следующего занятия.

«Уоррен Баффет, – энергично напомнил он, – самый знаменитый ученик Бенджамина Грэхема».

Вернувшись в тот вечер в гостиничный номер, я испытывал полное изнеможение. Мои глаза болели от усталости, а в голове мелькали балансовые отчеты, отчеты о прибылях и убытках, а также разнообразные финансовые коэффициенты. Честно говоря, провести еще около часа за чтением очередного годового отчета – это последнее, чем бы мне хотелось заняться в тот момент. Я был уверен, что если в мою голову попадет хотя бы еще один «фактоид», то череп взорвется. Чувствуя усталость, с большим нежеланием я взял в руки отчет Berkshire Hathaway.

Он начинался с такой приветственной фразы: «Акционерам Berkshire Hathaway, Inc». Во вступительной части отчета Уоррен Баффет кратко изложил основные принципы ведения бизнеса в компании Berkshire Hathaway:

«Наша долгосрочная экономическая цель заключается в том, чтобы максимизировать среднегодовой прирост действительной стоимости акций, которыми владеет компания, – писал он. – Мы отдаем предпочтение достижению этой цели посредством прямого владения диверсифицированной группой компаний, генерирующих денежные средства и, соответственно, обеспечивающих доходность использования капитала, превышающую среднерыночную».

Далее Баффет пообещал:

«Мы будем откровенны, отчитываясь перед вами. Мы будем открыто говорить о преимуществах и недостатках, оказывающих большое влияние на повышение стоимости бизнеса. Основной принцип, которым мы руководствуемся, заключается в том, чтобы сообщать все факты о деятельности нашей компании, которые мы сами хотели бы знать, если бы поменялись с вами местами».

Следующие четырнадцать страниц отчета были посвящены самым крупным компаниям, которыми владела компания Berkshire Hathaway, в том числе Nebraska Furniture Mart, Buffalo Evening News, See's Candy Shops и Government Employees Insurance Company.

Придерживаясь своего слова, Баффет раскрывал именно ту информацию об экономических показателях деятельности этих компаний, которая действительно была мне интересна. Он перечислил компании, акции которых входили в состав портфеля инвестиций Berkshire Hathaway, в том числе Affiliated Publications, General Foods, Ogilvy & Mather, R.J. Reynolds Industries и Washington Post. С самого начала я был поражен тем, как Баффет незаметно переходит от описания акций, входящих в портфель Berkshire Hathaway, к характеристике бизнеса тех компаний, акциями которых владела эта компания.
Складывалось впечатление, что для Баффета анализ ценных бумаг и анализ деятельности компаний – это одно и то же.

Накануне я провел целый день на занятиях, анализируя акции, которые, как мне было известно, представляют собой долю капитала компаний, однако я не увидел никакой взаимосвязи между акциями компаний и их бизнесом. Изучая доклады Value Line, я видел бухгалтерские цифры и финансовые коэффициенты. Во время чтения отчета Berkshire Hathaway я видел компании, с их продукцией и потребителями, а также экономические показатели и прибыль. Я видел конкурирующие фирмы и капитальные затраты.

Возможно, все это было и в отчетах Value Line, однако какова бы ни была причина, они не пробудили во мне таких же эмоций, как отчет Berkshire Hathaway. Постепенно мне начал открываться загадочный мир инвестиций. Тот вечер стал для меня моментом прозрения – Уоррену Баффету удалось раскрыть внутреннюю природу такого сложного процесса.

На следующее утро меня переполняло ощущение страстной увлеченности инвестиционной деятельностью, которого я раньше не испытывал. Когда подготовительный курс закончился, я вернулся в Филадельфию с одной-единственной простой целью – инвестировать деньги моих клиентов таким же образом, как это делает Уоррен Баффет.

Я знал, что мне необходимо иметь в своем распоряжении больше информации, поэтому я начал накапливать дополнительные сведения в специальной папке. В первую очередь, я внес в этот файл копии всех годовых отчетов Berkshire Hathaway. Затем отыскал годовые отчеты всех компаний, акции которых обращаются на рынке и в которые Баффет инвестировал капитал. После этого я собрал все журнальные и газетные статьи об Уоррене Баффете, какие только смог найти.

Когда папка была максимально наполнена разнообразными документами, я погрузился в их изучение. Моя задача заключалась в том, чтобы, во-первых, стать экспертом по деятельности Уоррена Баффета, во-вторых, поделиться полученными знаниями со своими клиентами.

 

На протяжении следующих нескольких лет мне удалось создать серьезный инвестиционный бизнес. Следуя урокам Уоррена Баффета, а также его советам относительно выбора акций, я обеспечил более успешные инвестиции своим клиентам, максимально сократив при этом количество неудач. Мои клиенты в большинстве своем приняли целесообразность подхода к инвестициям, согласно которому необходимо относиться к акциям как к неотъемлемой части компаний и пытаться покупать акции самых лучших компаний со скидкой к их действительной стоимости.

Немногие клиенты, которые не восприняли такой подход, отказались от моих услуг и не потому, что концепция Баффета не вызывала у них доверия, а потому, что действия вопреки тенденциям фондового рынка требовали от них слишком большого эмоционального напряжения. Некоторые инвесторы ушли просто потому, что у них не хватило терпения наблюдать за дальнейшим развитием процесса. Они стремились к активным действиям и испытывали непреодолимое желание делать хоть что-нибудь. Оглядываясь назад, я вижу, что среди всех моих клиентов не оказалось ни одного инвестора, который бы открыто не разделял логики подхода Уоррена Баффета к инвестициям. Но некоторые из них все же не смогли преодолеть психологический барьер.

Тем временем, я продолжал собирать информацию об Уоррене Баффете. Годовые отчеты, статьи в журналах, интервью – все это я внимательно читал, анализировал и сохранял, ибо оно имело непосредственное отношение к Уоррену Баффету и к компании Berkshire Hathaway. Баффет стал моим героем, и каждый день я пытался поступать так, как поступил бы он.

С течением времени во мне росло и усиливалось желание стать портфельным менеджером и заняться исключительно управлением инвестициями клиентов. В тот период работа инвестиционных брокеров оплачивалась в зависимости от заключенных ими сделок о покупке и продаже ценных бумаг. Система оплаты была основана главным образом на выплате комиссионных от таких сделок.

Выполняя функции брокера, я хорошо справлялся с покупкой акций, но с продажей у меня возникали определенные проблемы, поскольку я придерживался совета Баффета о целесообразности владения купленными акциями на протяжении длительного периода. В настоящее время в большинстве компаний, предоставляющих финансовые услуги, инвестиционным брокерам и финансовым консультантам выплачивается соответствующее вознаграждение, а не комиссионные (если они предпочитают такой способ оплаты).

Через некоторое время я встретил нескольких инвестиционных брокеров, которые получали вознаграждение за полученные результаты независимо от того, сколько акций они продали и сколько купили. Складывалось впечатление, что такое развитие событий привело к формированию среды, идеально подходящей для реализации идей Уоррена Баффета.

В самом начале своей карьеры, работая в Филадельфии, в отделе трастовых операций одного из местных банков, я приобрел определенный опыт управления инвестиционным портфелем. Параллельно я получил звание дипломированного финансового аналитика, а немного позже поступил на работу в небольшую инвестиционно-консалтинговую фирму, в которой занимался управлением инвестиционными портфелями за назначенное вознаграждение. Наша задача состояла в том, чтобы помочь клиентам обеспечить разумную ставку доходности при приемлемом уровне риска. Большинство клиентов уже достигли своих финансовых целей и в текущий момент стремились сохранить свое состояние.

По этой причине большинство портфелей, которыми занималась наша фирма, состояли приблизительно в равной степени из акций и облигаций.

Именно в этот период я начал излагать свои мысли об Уоррене Баффете на бумаге, для того чтобы поделиться со своими клиентами мудростью его концепции инвестиционной деятельности. В конце концов, Баффет, который на тот момент занимался инвестициями уже сорок лет, накопил достаточно большое богатство. Анализ того, как ему удалось добиться таких результатов, мог принести большую пользу инвесторам. Все сделанные в тот период записи стали базой для написания этой книги.

Существует два фактора, повлиявших на принятие решения о создании взаимного инвестиционного фонда, – фонда, деятельность которого была бы основана на принципах, описанных в этой книге.
Во-первых, наша инвестиционно-консалтинговая компания нуждалась в наличии инструмента управления теми счетами, которые не были достаточно большими, чтобы выделить их в отдельный портфель инвестиций.
Во-вторых, у меня было желание проверить на практике идеи Уоррена Баффета, изложенные в книге. Я хотел продемонстрировать, что то, чему учил Уоррен Баффет и о чем я написал в книге, позволяет инвестору получать прибыль на инвестированный капитал, превышающую рыночные показатели.

Новый фонд был учрежден 17 апреля 1995 г. Я уже был вооружен знаниями, полученными во время изучения деятельности Уоррена Баффета на протяжении почти десяти лет, имел семилетний опыт управления портфелями и считал, что мы вполне можем помочь нашим клиентам достичь результатов, превышающих средние рыночные показатели. Однако вместо этого на протяжении двух лет эффективность инвестиций, которые мы делали, была достаточно низкой.

В чем же заключалась причина этого?

Я проанализировал состав нашего инвестиционного портфеля и состояние фондового рынка и пришел к выводу, что существовало две причины сложившейся ситуации. Во-первых, когда я открыл свой инвестиционный фонд, то включил в состав портфеля преимущественно акции компаний приблизительно тех же категорий, что и компании, в которые делались инвестиции компанией Berkshire Hathaway, – газетные издательства, компании по производству напитков и других потребительских товаров краткосрочного пользования, а также некоторые компании по предоставлению финансовых услуг. Я даже купил акции Berkshire Hathaway.

Поскольку мой фонд был лабораторией для проверки идей Баффета, неудивительно, что мы вкладывали капитал главным образом в ценные бумаги тех же компаний, в которые делал инвестиции сам Баффет. Однако существовали большие различия между ценными бумагами, купленными Баффетом в 1980-х, и ценными бумагами тех же компаний по состоянию на 1997 г. В 1980-х годах темпы роста прибыли собственников во многих из этих компаний достигали двузначных чисел, тогда как в 1990-х они снизились в некоторых случаях до однозначных. Кроме того, рыночная цена этих компаний постепенно повышалась на протяжении десяти лет, следовательно, скидка к действительной стоимости стала меньше по сравнению с предыдущим периодом. Когда снижаются показатели экономического роста компании и сокращается разница между ее рыночной ценой и действительной стоимостью, то сужаются возможности для получения большой прибыли на инвестированный капитал.

 

Если первая причина носила внутренний характер и обусловливалась недостаточно высокими темпами роста доходности ценных бумаг портфеля, то вторая была вызвана процессами, происходившими за рамками портфеля. Темпы экономического роста компаний, акциями которых владел фонд, замедлялись, в то время как некоторые технологичные компании, представляющие такие отрасли, как телекоммуникации, выпуск программного обеспечения, предоставление интернет-услуг, развивались все более ускоряющимися темпами. Доля этих компаний в суммарной рыночной капитализации компаний, входящих в индекс Standard & Poors 500, постоянно увеличивалась, что привело и к ускоренному росту фондового рынка в целом. Вскоре я обнаружил, что экономические показатели компаний, акциями которых владел мой фонд, не идут ни в какое сравнение с показателями деятельности более мощных технологичных компаний, быстро занимавших лидирующее положение на фондовом рынке.

 

В 1997 г. мой фонд оказался на перепутье. Если бы я продолжил вкладывать капитал в акции компаний, в которые делал инвестиции Уоррен Баффет, то, по всей видимости, мы по-прежнему имели бы средние результаты. Даже сам Баффет говорил акционерам Berkshire Hathaway о том, что они не могут больше рассчитывать на доходность своих инвестиций, превышающую средние рыночные показатели, как это было в прошлом. Я знал, что, если бы я и впредь покупал по завышенным ценам те же акции, которые входят в состав портфеля Berkshire Hathaway, в сочетании со снижением темпов роста экономических показателей это привело бы к невозможности обеспечения необходимой доходности инвестиций.

В таком случае идея создания фонда теряла смысл. Если взаимный фонд неспособен на протяжении определенного промежутка времени обеспечивать результаты инвестиционной деятельности, которые превышали бы доходность рыночного индекса, в таком случае акционерам было бы выгоднее инвестировать свои средства в индексный взаимный фонд.

Ситуация, сложившаяся в моем инвестиционном фонде в тот период, была достаточно драматичной. Вопрос был не в том, продолжит ли фонд свое существование. Было интересно, сможет ли Баффет выдержать конкуренцию с современными отраслями экономики и по-прежнему добиваться хороших результатов. Однако главная дилемма заключалась в том, применима ли эта концепция оценки ценных бумаг и компаний в контексте современных отраслей экономики, ориентированных на высокие технологии.

В глубине души я знал, что подход Баффета к инвестициям применим и в этом контексте. Я был уверен в том, что он по-прежнему открывает перед инвесторами возможность обнаружения случаев недооценки первоклассных компаний и, следовательно, извлечения выгоды из ограниченности рыночных механизмов. Я знал все это, но все же не решался сделать окончательный выбор и начать действовать в новой экономической среде.

К счастью, когда я начинал свою карьеру инвестиционного брокера, обучаясь на курсах подготовки в компании Legg Mason, у меня сложились дружеские отношения с Биллом Миллером. В тот период Билл вместе с Эрни Кихне руководил фондом, инвестировавшим капитал в «выгодные» акции. Билл время от времени общался с инвестиционными брокерами и делился с ними своими размышлениями о фондовом рынке, о различных компаниях, а также идеями, которые он почерпнул из многочисленных прочитанных им книг.
После того как я ушел из компании Legg Mason, чтобы стать портфельным менеджером, мы с Биллом сохранили дружеские отношения. После публикации книги мы снова начали общаться более тесно, активно обсуждая вопросы инвестиционной деятельности, а также вопросы адаптации к новым экономическим условиям.

В книге «Уоррен Баффет: как 5 долларов превратить в 50 миллиардов. Стратегия и тактика великого инвестора» я подчеркнул тот факт, что в вопросе выбора акций в качестве объектов для инвестиций Уоррен Баффет не полагался исключительно на соотношение между ценой акции и прибылью. Движущей силой создания стоимости для акционеров было увеличение прибыли собственников, а также способность компании обеспечивать прибыль на акционерный капитал, превышающую средние рыночные показатели. В некоторых случаях акции с низким коэффициентом «цена/прибыль» действительно генерировали поток денежных средств и обеспечивали высокую доходность акционерного капитала – инвестиции в такие акции также попадали в число очень удачных капиталовложений.

Однако в других случаях акции с низким коэффициентом «цена/прибыль» только поглощали большой объем денежных средств и приносили прибыль на инвестированный капитал ниже средних рыночных показателей. По мнению Баффета, акции с низким коэффициентом «цена/прибыль» можно рассматривать в качестве базы для поиска новых идей, но действительно ценными для инвестора их делает способность генерировать поток денежных средств и обеспечивать высокую доходность акционерного капитала.

Билл понял это на несколько лет раньше, чем я, и уже сориентировал свой фонд в этом направлении. На его счету уже было четыре года получения результатов, превышающих средние рыночные показатели, и это начало привлекать внимание инвестиционного сообщества.

В тот момент, когда мой фонд изо всех сил стремился добиться более-менее устойчивых результатов, я встретился с Биллом, чтобы обсудить различные инвестиционные стратегии и возможности, которые они открывают. Я высказал ему мнение об основательности подхода Уоррена Баффета к инвестициям. Он согласился. Я сказал ему, что единственный способ перехитрить рынок сводится к анализу ценных бумаг на базе тех же принципов, которые используются для оценки деятельности компаний – такой подход позволяет обнаружить глубокие, фундаментальные изменения, происходящие в компании, еще до того, как рыночный механизм ценообразования отреагирует на эти изменения.
Я выразил уверенность в том, что методы Баффета можно применить и в контексте новых отраслей экономики, но я сказал также, что не знаю, как действовать дальше в этом направлении. Билл ответил: «Присоединяйся к LeggMason, и я покажу тебе, как это все действует».

 

Он уже применял методику оценки потенциальных объектов для инвестиций, основываясь не на коэффициенте «цена/прибыль», а на способности генерировать поток денежных средств и обеспечивать высокую доходность акционерного капитала. Кроме того, он еще раньше заинтересовался инвестициями в новые компании, представляющие сферу высоких технологий. В 1996 г. он купил акции Dell Computers в то время, когда ее коэффициент P/E равнялся 6, а показатель доходности акционерного капитала составлял 40 %.

Другие инвесторы, придерживающиеся подхода на основе принципа «цена/стоимость» также покупали акции Dell Computers. Когда коэффициент P/E повысился до двенадцати, они начинали их продавать. Этого требовал традиционный подход к инвестициям, согласно которому было разумно купить акции со значением коэффициента P/E, равным 6, и продавать их при его повышении до 12. Билл вместо этого проанализировал модель ведения бизнеса в компании Dell Computers, и вскоре обнаружил, что темпы доходности капитала, инвестированного в эту компанию, могут повыситься до трехзначных цифр.

Таким образом, тогда как другие «стоимостные» менеджеры продавали свои акции Dell Computers достигнув двенадцатикратного значения показателя P/E, Билл не продавал акции при повышении этого показателя ни до двадцати, ни до тридцати, ни до сорока. По мнению Билла, компания по-прежнему была существенно недооценена рынком, особенно если учесть факт стремительного повышения ее действительной стоимости. И он оказался прав. Инвестиции в Dell Computers принесли акционерам его фонда 3000 % прибыли.

Билл не упускал и других возможностей для инвестиций в компании, представляющие новую экономическую среду. Он попал в десятку со своими инвестициями в AOL. Кроме того, он вкладывал капитал в телекоммуникации, инвестиции в Nokia и Nextel Communications принесли громадную прибыль акционерам его фонда. Компания Legg Mason Capital Management стала вторым крупнейшим акционером Amazon.com, уступив первенство только генеральному директору компании Джефу Безосу. Совсем недавно Билл прибавил к портфелю инвестиций своей компании акции eBay, утверждая, что с этой компанией произойдет то же, что произошло с компанией Microsoft в 1993 г.

 

В тот период компания Microsoft представляла собой бизнес стоимостью 22 млрд долл., и большинство «стоимостных» инвесторов считали, что эта цифра существенно завышена. К концу 2003 г. рыночная стоимость Microsoft выросла до 295 млрд долл. Таким образом, цена компании увеличилась более чем на 1000 %, тогда как индекс S&P 500 за тот же период вырос на 138 %. Была ли компания Microsoft недооценена в 1993 г.? Безусловно, была, хотя ни один «стоимостной» инвестор не воспользовался этой возможностью.

Является ли компания eBay недооцененной в настоящий момент? Мы уверены, что да, однако мы не будем знать этого точно еще на протяжении нескольких предстоящих лет. Однако одно нам ясно: невозможно определить степень недооцененности компании eBay по соотношению между ценой акций этой компании и прибылью в расчете на акцию точно так же, как это невозможно было сделать с компанией Microsoft.

В основе всех решений об инвестициях, принимаемых Биллом Миллером, лежит необходимость понимания модели ведения бизнеса в компании, которая рассматривается в качестве объекта для инвестиций. Каковы факторы формирования стоимости компании? Как компания генерирует поток денежных средств? Какой объем прибыли может зарабатывать компания и каких темпов роста она может достичь? Какова доходность капитала компании? Если доходность использования капитала превышает стоимость его привлечения, это означает, что компания создает стоимость для акционеров. Если доходность ниже стоимости капитала, значит, компания разрушает стоимость.

 

И наконец, метод анализа, разработанный Биллом Миллером, позволял ему определить стоимость бизнеса компании главным образом на основании вычисления дисконтированной текущей стоимости будущих потоков денежных средств. Несмотря на то, что фонд Билла владеет акциями компаний, отличающихся от компаний, акции которых входят в состав портфеля Berkshire Hathaway, никто не сможет отрицать тот факт, что и Билл Миллер, и Уоррен Баффет применяют один и тот же подход к инвестициям. Единственное отличие заключается в том, что Билл решил применить эту инвестиционную философию в контексте ведущих компаний, которые функционируют в новых экономических условиях и стремительно занимают лидирующее положение в мировой экономике.

Когда Билл пригласил меня присоединить мой фонд к компании Legg Mason Capital Management, я понимал, что наши взгляды на инвестиционную деятельность совпадают. Еще более важным преимуществом присоединения к команде Билла стало то, что с этого момента я становился членом компании, которая применяет подход к инвестициям, основанный на оценке стоимости компаний каждый раз, когда для этого появляются возможности. Я больше не был ограничен выбором только тех акций, которые в свое время приобрел Уоррен Баффет. С этого момента я мог анализировать все компании, акции которых обращались на фондовом рынке. Думаю, всем понятно, что это стало для меня стимулом к расширению своего круга компетентности.

Одним из моих самых первых ложных суждений была уверенность в том, что, поскольку Уоррен Баффет не покупает акции высокотехнологичных компаний, они изначально не подлежат анализу. Действительно, эти новообразованные компании обладали гораздо более высокой степенью риска. Показатели экономического роста компаний по выпуску газированных напитков с сиропом, бритвенных лезвий, краски, конфет и мебели гораздо легче прогнозировать, чем показатели роста компаний, занимающихся выпуском программного обеспечения, телекоммуникациями и предоставлением интернет-услуг.

Тем не менее, между понятиями «трудно прогнозируемый» и «не поддающийся анализу» существует большая разница. Безусловно, экономические показатели технологичных компаний гораздо более разнообразны, чем показатели компаний по производству обычных товаров. Однако вдумчивый анализ деятельности любой компании предоставляет в распоряжение инвестора целый диапазон возможностей для оценки. Согласно инвестиционной концепции Баффета, не имеет значения, какова рыночная цена компании. Важно то, насколько эта цена ниже действительной стоимости.

Некоторые эксперты по концепции Баффета упускают в своих рассуждениях тот факт, что если инвестор правильно проанализирует деятельность высокотехнологичной компании, то это с избытком компенсирует риск, связанный с инвестициями. Все, что ему необходимо сделать, – это проанализировать акции с точки зрения бизнеса, которым занимается эта компания, определить ее стоимость и, для того чтобы защитить себя от повышенного экономического риска, запросить за нее такую цену, которая обеспечила бы достаточно большую маржу безопасности инвестиций.

Не следует забывать о том, что на протяжении продолжительного периода многие сторонники подхода Уоррена Баффета приняли на вооружение его философию инвестиционной деятельности и применили ее в контексте различных сегментов фондового рынка. Некоторые выдающиеся инвесторы покупали ценные бумаги, которых нет в портфеле Berkshire Hathaway. Другие инвесторы покупали акции компаний с более низким уровнем капитализации. Некоторые инвесторы применили подход Баффета на международном рынке и приобрели акции иностранных компаний. Это позволяет сделать следующий важный вывод: подход Баффета к инвестициям применим в контексте любой компании, независимо от отрасли, которую эта компания представляет, рыночной капитализации и ее юридического адреса.

С момента присоединения к компании Legg Mason Capital Management в 1998 г. мой фонд роста пережил замечательный период существенного повышения эффективности инвестиций. Причина этого заключалась не в изменении концепции инвестиционной деятельности или процесса ее реализации. Просто эта концепция была использована применительно к более широкому диапазону ценных бумаг.

Когда портфельные менеджеры и другие специалисты по инвестициям готовы анализировать компании всех типов, независимо от их принадлежности к той или иной отрасли, это приводит к значительному расширению диапазона возможностей выгодного использования ошибочно установленной рыночной цены компаний, что, в свою очередь, находит свое выражение в увеличении прибыли, которые акционеры получают на свои инвестиции.

Это не означает, что у нас время от времени не наступает неудачный год, неудачный квартал или неудачный месяц. Тем не менее, если суммировать все потери за те периоды, когда доходность наших инвестиций опускалась ниже средних рыночных показателей, полученная сумма все равно будет меньше объема денежных средств, которые нам удалось заработать в периоды получения более высокой прибыли на инвестированный капитал по сравнению с рыночными показателями.

В этом отношении результаты фонда ничем не отличаются от результатов любого другого концентрированного инвестиционного портфеля. Достаточно вспомнить то, каких результатов добились такие инвесторы, как Чарли Мангер, Билл Руан и Лу Симпсон. Каждый из них обеспечил высокую доходность инвестиций на протяжении длительного промежутка времени, хотя и не без краткосрочных периодов низкой эффективности капиталовложений. Каждый из названных инвесторов использовал метод оценки стоимости компаний для определения степени недооценки компании на фондовом рынке. Каждый из них управлял концентрированным портфелем инвестиций с низким оборотом. Инвестиционный процесс, который они использовали, позволил добиться самых высоких долгосрочных результатов за счет отказа от получения более высоких краткосрочных результатов.

Майкл Мобуссин, главный специалист по инвестиционной стратегии компании Legg Mason Capital Management, провел исследование самых результативных взаимных фондов за период с 1992 по 2002 гг.. Объектами этого исследования стали фонды, функционировавшие на протяжении этого периода под управлением одного и того же управляющего, активы которых оценивались не менее чем в 1 млрд долл. и которые на протяжении десяти лет обеспечивали доходность инвестиций, превышающую доходность индекса Standard & Poors 500. Количество фондов, соответствовавших этим критериям, было равно 31.

На следующем этапе Майкл Мобуссин проанализировал методы, которые управляющие этих фондов использовали для получения результатов, превышающих рыночные показатели. Затем он выявил четыре фактора, которые отличали деятельность фондов этой группы от деятельности большинства других фондов.

1. Оборачиваемость портфеля. В целом коэффициент оборота инвестиций взаимных фондов, опережающих рыночные показатели, был равен 30 %. Этот показатель существенно отличался от среднего коэффициента оборачиваемости инвестиций всех взаимных фондов – 110 %.

2. Концентрация портфеля. Фондам, результаты деятельности которых на протяжении длительного периода превышают рыночные показатели, свойственна более высокая концентрация инвестиций по сравнению с индексными фонами или с многопрофильными инвестиционными фондами. В среднем взаимные фонды, ставшие объектом исследования, вкладывали 37 % своих активов в акции десяти лучших компаний.

3. Стиль инвестирования. Большинство фондов, превышающих рыночные показатели доходности инвестиций, придерживались концепции выбора акций на базе оценки действительной стоимости компаний.

4. Территориальное расположение. Только некоторые фонды, доходность которых превышала рыночные показатели, располагались в финансовых центрах Восточного побережья, Нью-Йорке или Бостоне. Фонды, вкладывающие капитал в акции с высоким коэффициентом «альфа», в большинстве своем были расположены в таких городах, как Чикаго, Солт-Лейк-Сити, Мемфис, Омаха и Балтимор. Майкл считает, что территориальная удаленность от бурного темпа жизни в Нью-Йорке и Бостоне снижает уровень гиперактивности, которая свойственна многим взаимным инвестиционным фондам.

 

Общая причина превышения средних рыночных показателей суперинвесторами из «Грэхем-Доддсвилля», «Баффетвилля» или управляющими фондами, которые стали объектами исследований Майкла Мобуссина, заключается в следующем: все они придерживались стратегии управления инвестиционным портфелем, обращая особое внимание на концентрацию инвестиций и низкую оборачиваемость портфеля. Кроме того, они использовали процедуру выбора акций, основанную на определении их действительной стоимости.

Тем не менее, при всей очевидности способов обеспечения долгосрочных результатов, превышающих средние рыночные показатели, большинство менеджеров по управлению капиталом по-прежнему получают достаточно низкие результаты. По мнению некоторых аналитиков, это свидетельствует о повышении эффективности рынка. Возможно, жесткая конкуренция между менеджерами по управлению капиталом привела к более корректному определению цен акций. Это может быть в какой-то степени верно. Мы считаем, что рынок действительно стал более эффективным, что привело к сокращению возможностей для извлечения выгоды из использования на рынке слишком примитивных методов определения стоимости компаний или их акций. Безусловно, никто не верит в то, что рынок позволит инвесторам опустошать его «карманы», просто вычислив коэффициент «цена акции/прибыль на акцию».

Специалисты, которые понимают механизм изменений, происходящих в компании на глубинном уровне модели ведения бизнеса, с большей степенью вероятности способны обнаружить появляющиеся на рынке случаи неправильной оценки компаний. Они имеют свою точку зрения на продолжительность и значимость способности компании генерировать денежные потоки, и этот взгляд отличается от общепринятых представлений. «То, что индекс S&P 500 превысил результаты активных портфельных менеджеров, – это не аргумент против активного управления портфельными инвестициями, – сказал Билл Миллер, – это всего лишь аргумент против методов, которые используются большинством менеджеров по активному управлению инвестициями».

 

Прошло уже двадцать лет с тех пор, как я впервые прочитал годовой отчет Berkshire Hathaway. Даже сейчас, когда я думаю об Уоррене Баффете и его философии, меня переполняет чувство волнения и страстного увлечения миром инвестиций. Для меня бесспорным является тот факт, что подход Уоррена Баффета к инвестициям верен и при условии правильного применения обеспечивает долгосрочные результаты, превышающие средние рыночные показатели. Нам остается только наблюдать за тем, как лучшие менеджеры по управлению капиталом используют в своей деятельности различные варианты этого подхода.

 

С течением времени изменяется все: компании, отрасли экономики, рынки и экономическая среда. Тем не менее, ценность подхода Баффета к инвестициям остается неизменной, поскольку в его основе лежат принципы, неподвластные времени. Независимо от сложившихся обстоятельств инвесторы могут применять подход Баффета в процессе выбора ценных бумаг и управления портфелем инвестиций.

Когда Баффет впервые занялся управлением инвестициями в 1950-х и 1960-х годах, он уже тогда ставил знак равенства между акциями и компаниями и отдавал предпочтение формированию концентрированного инвестиционного портфеля. Когда в 1970-х и 1980-х годах он дополнил портфель Berkshire Hathaway акциями выдающихся компаний, представляющих новую экономику, его подход к инвестициям не изменился. Когда в 1990-х годах и в первой половине текущего десятилетия Билл Миллер начал покупать для своего «стоимостного» фонда акции высокотехнологичных компаний и интернет-компаний, он также ставил знак равенства между акциями и компаниями и отдавал предпочтение формированию концентрированного инвестиционного портфеля.

Отличались ли компании, акции которых покупал Баффет в 1950-х годах, от компаний, которые он покупал в 1980-х? Да. Отличались ли компании, акции которых он покупал в 1960-х годах, от компаний, купленных в 1990-х? Безусловно. С течением времени изменяется бизнес, которыми занимаются компании, появляются новые отрасли, а конкуренция, разворачивающаяся на рынках, обусловливает появление новых сильных компаний и постепенное снижение активности остальных. В условиях непрекращающегося развития рынков и компаний инвесторов может обнадежить осознание того, что существует концепция инвестиционной деятельности, сохраняющая свою устойчивость даже под влиянием факторов неизбежных перемен.

На годовом собрании Berkshire Hathaway один из акционеров спросил Уоррена Баффета, не хотел бы он, оглянувшись на пройденный путь, изменить что-нибудь в своей концепции инвестиций. «Если бы нам пришлось начинать все с начала, мы действовали практически так же, – ответил он. – Мы бы изучали всю доступную информацию о компаниях и отраслях. Работая с намного меньшим объемом капитала, мы сформировали бы намного более широкую инвестиционную среду по сравнению с тем, что имеем на текущий момент. Я точно так же изучал бы базовые принципы стабильной инвестиционной деятельности (принципы, предложенные Беном Грэхемом), с учетом влияния идей Чарли и Фила Фишера относительно поиска более эффективных компаний». Он сделал небольшую паузу, а затем добавил: «По моему мнению, в настоящее время анализ ценных бумаг ничем не отличается от процедуры анализа, которая использовалась пятьдесят лет назад».

Не будет таких различий и через пять, десять, или двадцать лет. Изменяются рынки, изменяются цены, происходят перемены в экономической среде ведения бизнеса, рождаются новые и умирают старые отрасли экономики. Однако неизменным остается одно – основы.

Инвесторы, которые следуют по пути Уоррена Баффета, как и прежде анализируют ценные бумаги (и компании) по тем же критериям, формируют концентрированный портфель инвестиций и игнорируют препятствия, каким бы ни был их характер. Такие инвесторы, к числу которых принадлежу и я, убеждены в том, что принципы, которыми руководствуется Уоррен Баффет в процессе принятия решений об инвестициях вот уже на протяжении почти шестидесяти лет, действительно неподвластны времени. Эти принципы образуют основу серьезной, мудрой инвестиционной деятельности, которая доступна для каждого инвестора.





Комментарии:

Добавил: Михаил
Дата: 2011-09-21

Очень интересная книга про Баффета. Много полезного для себя почерпнул.

Добавил: Анатолий
Дата: 2013-11-17

Намного свежее чем все что я видел


Добавить комментарий:

Введите сумму:
 




Новости:

Таблоиды...


смотреть РБК-ТВ онлайн

смотреть Вести-24 онлайн

смотреть Forexclub-TV















Студия "Мир"

"Воспоминания биржевых трейдеров". 2005-2013.